Доктор Мацкеплишвили в «Российской газете»: Остановить инфекцию можем только мы сами

Доктор Мацкеплишвили в "Российской газете": Остановить инфекцию можем только мы сами

«Российская газета»  "на злобу дня" беседует с одним из ведущих кардиологов страны членом-корреспондентом РАН, заместителем директора Университетской клиники МГУ имени Ломоносова, экспертом «РГ» Симоном Мацкеплишвили

«Российская газета»  "на злобу дня" беседует с
одним из ведущих кардиологов страны членом-корреспондентом РАН,
заместителем директора Университетской клиники МГУ имени
Ломоносова, экспертом «РГ» Симоном Мацкеплишвили.

Симон Теймуразович! Вы — кардиолог. Что думаете о
коронавирусе?

Симон Мацкеплишвили: Прежде всего, я — врач. И
должен заботиться о здоровье людей вне зависимости от характера
заболевания. К сожалению, сегодня вся медицина
узкоспециализированная, поэтому ситуация, когда кардиолог
профессионально разбирается в вирусологии или, скажем, онкологии,
многих удивляет. И все же…

Наша страна на пороге массового распространения коронавирусной
болезни. Каждое сообщение из оперативного штаба по контролю и
мониторингу ситуации воспринимается, как вести с фронта. А ведь
так и есть: мы в состоянии войны. Вот только надо определиться, с
кем воюем? Кто-то скажет, что с вирусом. А кто-то, что сами с
собой: с нашим эгоизмом, нежеланием договариваться, брать на себя
ответственность за жизнь других людей. И если говорить конкретно
о кардиологии, мы видим, что наибольшее количество тяжелых
осложнений и максимальная смертность от коронавирусной инфекции
наблюдаются именно у больных с сердечно-сосудистыми
заболеваниями. Более того, в Италии, где количество зараженных,
заболевших и, к глубочайшему сожалению, погибших врачей
составляет около 10% от всех больных, в первую очередь,
пострадали именно кардиологи. Дело в том, что первые случаи
осложненного течения COVID-19, сопровождающиеся стеснением и
болями в груди, повышением кардиоспецифичных белков (а вирус
поражает не только легкие, но и сердце), доставлялись в
кардиологические отделения, когда ни врачи, ни администрация не
осознавали угрозу заражения.

Ну, и, говоря о медицине, должен сказать: я горжусь своей
профессией, горжусь называть себя коллегой этих замечательных,
самоотверженных и бесстрашных людей, которые во множестве уголков
нашей планеты, в прямом смысле жертвуя собой, спасают, помогают,
успокаивают, лечат и излечивают людей от этой болезни.

Так все же: что это за вирус такой?

Симон Мацкеплишвили: Это новый вид коронавируса.
Вообще-то с коронавирусами мы, люди, знакомы довольно давно, они
являются причиной примерно четверти респираторных вирусных
заболеваний, мучающих население в осенне-зимний период. Этот
конкретный вирус пришел к нам от летучих мышей, когда после
случайной мутации приобрел способность «перепрыгнуть» на человека
и заразить его. Дальше инфекция распространялась уже от человека
к человеку.

Этот вирус очень опасен?

Симон Мацкеплишвили: Опасен. Но все же это не
оспа и не Эбола, и даже не корь. Сравнить его можно с вирусом,
вызвавшим эпидемию атипичной пневмонии в 2002—2003 годах, тот
тоже относился к коронавирусам, но вызывал гораздо более тяжелое
заболевание. Проблема в том, что вирус, во-первых, достаточно
заразный, а во-вторых, в том, что у заболевания достаточно долгий
инкубационный период.

Почему это важно? С заразностью все понятно, а продолжительность
инкубационного периода указывает на количество дней от заражения
до появления первых проявлений заболевания. Для того же гриппа,
например, этот период составляет 3-5 дней, то есть после
заражения довольно быстро человек начинает ощущать себя больным —
ломит кости, болит голова, повышается температура. И тогда он
остается дома, изолируется от близких, начинает лечиться. А
коронавирусная инфекция долго «тлеет», никак не проявляясь, но
весь этот период человек чувствует себя нормально, при этом
активно распространяя инфекцию вокруг себя.

И все-таки! Какая от него смертность?

Симон Мацкеплишвили: Сегодня точно ответить на
этот вопрос не сможет никто. Разница в смертности, составляющая
от 3,4% в Китае до почти 10% в Италии, связана, как я думаю, с
различным способом расчета этого показателя. Ведь что такое
смертность? Это отношение умерших к заболевшим. И если количество
первых мы можем определить достаточно точно, то при различиях в
охвате населения и качестве тестирования этот показатель может
изменяться в несколько десятков раз.

У нас он пока держится на минимальном уровне. Но, по моим
представлениям, в ближайшее время мы столкнемся со значительным
увеличением количества заболевших, в том числе, имеющих тяжелые
осложнения.

Возвращусь к гриппу, с которым почему-то сравнивают
коронавирусную инфекцию, пытаясь объяснить, что от него людей
умирает гораздо больше. Статистика говорит, что в США с сентября
2019 года им переболело примерно 20 млн человек, умерло около 20
тысяч, что составляет 0,1%, или 1 человек из тысячи. А при уровне
смертности от коронавируса в 3,4%, даже не 10%, как в Италии,
должно было бы умереть 680 тысяч. Несравнимо больше!

Этот вопрос постоянно муссируется. И все-таки задам его:
вирус искусственный?

Симон Мацкеплишвили: Вирус не имеет никакого
отношения к человеческим разработкам! Не является биологическим
оружием и не «сбежал» случайно из какой-то секретной лаборатории.
В качестве доказательства конспирологической теории
предоставляется статья, опубликованная в ведущем журнале Nature в
2015 году.

В ней приводятся результаты экспериментов американских и
китайских ученых, создавших химерный вирус, состоящий из
поверхностного белка коронавируса летучих мышей и вируса
атипичной пневмонии, который был способен заражать клетки
человека. Пару недель назад редакция опубликовала специальное
объявление, в котором отметила, что результаты этого исследования
используются в качестве «непроверенных теорий того, что
коронавирус, вызывающий COVID-19, был сконструирован
искусственно. Нет никаких доказательств того, что это правда.
Ученые считают, что наиболее вероятным источником коронавируса
являются животные». Но дело даже не в этом. Происхождение вируса
сегодня уже не имеет значения. А что имеет? Имеет то, что мы
собираемся предпринять, чтобы остановить его распространение и
спасти людей.

Развивается ли иммунитет к вирусу? Можно ли заболеть
повторно?

Симон Мацкеплишвили: Иммунная система начинает
бороться с вирусом с того самого момента, когда он попадает в
организм. Сначала это неспецифический иммунитет, направленный
против всего чужеродного вообще. Затем клетки иммунной системы
начинают «разгадывать» антигены вируса и синтезировать
специфические антитела. Данный коронавирус хитер, за счет
неизвестных пока механизмов он борется с главными клетками
иммунитета — лимфоцитами — и их количество снижается. Но
способность бороться они не теряют и, в большинстве случаев,
одерживают победу над вирусом. Ведь даже при смертности 3,4%,
выздоравливающих получается целых 96,6%. И это заслуга
исключительно иммунитета. А чего же еще? Иначе умирали бы все.
Более того, сейчас в США, находящихся на первом месте в мире по
числу зараженных людей, научились лечить особо тяжелых пациентов,
используя сыворотку крови переболевших людей, содержащую большое
количество антител.

Насколько устойчив иммунитет? Сегодня, судить об этом сложно:
прошло слишком мало времени. Описаны случаи повторного заражения.
Но это бывает и при инфекциях, вызывающих, как мы говорим,
стойкий пожизненный иммунитет: корь, ветряная оспа, полиомиелит.
Причиной может быть ослабление иммунной системы вследствие других
заболеваний или иммунодефицитных состояний, например, СПИДа, или
приема определенных, в первую очередь, онкологических препаратов.

Очень популярный ныне вопрос: необходимо ли массовое
тестирование на вирус…

Симон Мацкеплишвили: Здесь мое мнение прямо
расходится с мнением большинства моих коллег. Возможно, я неправ,
но… От того, сколько мы выявим зараженных коронавирусом среди
чувствующих себя здоровыми, или, наоборот, госпитализированных с
тяжелыми осложнениями людей, мало что изменится в плане
сдерживания распространения болезни или лечения.Тест не дает
стопроцентной гарантии. Он делается долго. При отрицательном
результате выполняется повторно и так далее. О чем тут говорить.

Более того, отрицательный результат теста может создать ложное
представление о том, что человек не инфицирован и не заразен. Но,
даже, имея на руках отрицательный результат, можно сразу же
заразиться при первом контакте с инфицированным человеком. С
другой стороны, положительный результат теста приведет к
возникновению страха или даже паники у большинства людей. Хотя
для них заражение совершенно не опасно.

Могу предположить только две причины для тотального тестирования
населения. Ни с одной из них я не согласен. Первая. Это позволяет
точно рассчитать смертность как отношение умерших к зараженным.
Сейчас это неактуально: всех мы не протестируем, только зря
потеряем время и ресурсы. Пройдет время, эпидемия закончится, и
можно будет тестировать всех на антитела к коронавирусу, как мы
тестируем на гепатит или цитомегаловирус. Это и правильнее, и
дешевле, и намного точнее. Вторая причина для тестирования —
возможность введения «избирательного» карантина для
инфицированных. Но и это категорически неверно. Карантин должен
быть для всех! Вне зависимости от возраста, пола, наличия
сопутствующих заболеваний или других факторов. В этом я твердо
уверен. Понимаю, насколько непростое это решение для власти, но
это — единственное многократно проверенное и доказанное средство,
других пока нет.

И все-таки…Почему пандемия? Что же это значит?

Симон Мацкеплишвили: Пандемия в переводе с
греческого означает «весь народ», что подразумевает
распространение инфекционного заболевания на территории многих
стран мира, в том числе на разных континентах. Пандемия — это
когда болеет весь народ! Пандемии были и будут, в этом плане
ничего не поменяется. Что может измениться — так это наши
возможности и усилия по предотвращению и борьбе с ними.
Обязательны совместные возможности и усилия! Удивительно, но даже
когда больше трети населения нашей планеты находится на карантине
или в изоляции, мир объединился как никогда.

Мы, люди, считаем себя «венцом творения». Но с биологической
точки зрения, мы не более, чем обычные млекопитающие. И должны
прекрасно осознавать, что вне зависимости от национальности,
цвета кожи, религии или образования, мы все одинаковы и являемся
лишь маленькой частью великой природы.

Этот безумно маленький, невидимый большинству из нас вирус
поставил мир на колени. Оказалось, что ни ракеты и танки, ни
огромные богатства и известность не имеют никакого значения —
самолеты не летают, корабли стоят в портах, экономика трещит по
швам. Поэтому выводы, которые мы обязаны сделать после окончания
этой пандемии, должны быть не только медицинские, но и
общечеловеческие. Вирус остановил нас в безумной нескончаемой
гонке за эфемерными достижениями, призрачными победами и, к
сожалению, опустошающими разочарованиями. Он дал нам возможность
успокоиться, остановиться, подумать: а кто мы такие, а зачем мы
здесь? И говорить надо уже не о нем, а о нас, о нашем отношении к
природе, друг другу, вечным ценностям.

Удивительно как сложно оказалось многим вместо работы остаться со
своей семьей — самыми близкими и родными людьми — поговорить с
родителями, поиграть с детьми, просто быть дома. Мы стали
заложниками созданной нами же неуемной страсти к постоянной
деятельности, зарабатыванию денег, власти. А сейчас возникла
реальная опасность стать заложниками страха. Он нагнетается с
телеэкрана, в интернете, прессой. Хочу рассказать старинную
притчу. Во время ужасной эпидемии в одном из селений праведник
встретил Чуму и спросил ее: «Сколько жизней ты унесешь?» Чума
ответила: «Пять тысяч». Прошло время, болезнь закончилась. И
оказалось, что умерло 15 тысяч человек. И вот праведник опять
встречает Чуму и спрашивает: «Как же так? Ты говорила про пять
тысяч». «Да, — отвечает Чума. — Я забрала только свои пять тысяч.
Остальные умерли от страха».

Поэтому бояться не надо. Эта пандемия пройдет, как проходили
многие другие. Мы понимаем, что какое-то время вирус будет
передаваться и дальше. Будет больше зараженных и заболевших
людей. Будет перегрузка системы здравоохранения. Но это точно не
конец света. Как писал Тютчев: «Блажен, кто посетил сей мир в его
минуты роковые!»

Важно осознавать, что остановить инфекцию можем только мы сами.
Оставаясь дома, тщательно обрабатывая руки (лучший медицинский
совет в 21 веке!), скрывая свои замечательные улыбки под масками.
Большинство из нас даже не узнает, что повстречались с
коронавирусом. Но нераспространением вируса мы спасем многих
пожилых, больных и ослабленных соседей, родственников, друзей,
коллег. И только так мы докажем, что мы — люди! И всё будет
хорошо!

 

 

 

 

Источник: rg.ru

Источник: scientificrussia.ru