Кому особенно стоит опасаться COVID-19

Кому особенно стоит опасаться COVID-19

Врач-кардиолог, профессор, член-корреспондент РАН, заместитель директора Медицинского центра МГУ имени М.В. Ломоносова Симон Мацкеплишвили дал развернутое интервью «Комсомольской правде». Публикуем этот материал

О том, почему люди с заболеваниями сердечно-сосудистой системы
находятся в группе риска в связи с распространением коронавирусной инфекции
COVID-19, почему нельзя прекращать принимать лекарства,
назначенные врачом, почему сейчас растет инфицированность среди
молодежи и о перспективах разработки лекарства от коронавируса
«КП»
рассказал ученый-кардиолог, профессор,
член-корреспондент РАН, заместитель директора Медицинского центра
МГУ имени М.В. Ломоносова Симон Мацкеплишвили.

— Симон Теймуразович, насколько все-таки коронавирус
опасен для сердечников и действительно ли тут нужно людям быть
особенно аккуратными?

 — Начну с того, что мы все еще не до конца обладаем
всей полнотой информации о коронавирусной инфекции,
особенно в отношении пациентов с сердечно-сосудистыми
заболеваниями, а также пожилых людей. Более того, поскольку этот
вирус SARS-CoV-2 для нас новый, а человек, по своей природе,
боится нового и неизвестного, то это незнание усугубляется массой
панических настроений в обществе. Но мир учится.

В частности, на днях нами получена совершенно новая информация
касательного того, что, оказывается, довольно большое количество
молодых людей болеет коронавирусной инфекцией. И болеют они
тяжело, вплоть до необходимости использования искусственной
вентиляции легких (ИВЛ) или других методов интенсивной терапии.
Это было замечено моими коллегами в Италии и США,
а теперь мы зафиксировали такую же картину и у нас в России.

Говоря о коронавирусе и сердечно-сосудистой системе, думаю, нужно
немного углубиться в историю этого заболевания и рассказать, как
он к нам попал. Сегодня нам известно, что данный вирус SARS-CoV-2
долгое время существовал в летучих мышах, не причиняя им особого
вреда. Но, как и любой «нормальный» вирус, он постоянно мутировал
и, в итоге, получилось так, что в результате очередной случайной
мутации он нашел «ключ» к клеткам человеческого организма. Причем
не ко всем клеткам, а только к тем, которые имеют на своих
поверхностях определенные молекулы, которые вирус мог бы
использовать как «ворота» для проникновения внутрь.

Если представить, то любой коронавирус – это такой шарик с
шипами, которые торчат во все стороны. Этими шипами вирус
соединяется с поверхностью клетки через те самые молекулы,
служащие ему «воротами», и вся эта конструкция как бы
проваливается внутрь клетки. В данном случае, такой молекулой
стал белок, который называется «ангиотензин-превращающий фермент
2», и расположен он на поверхности клеток легких,
сердечно-сосудистой системы, почек и кишечника. Это крайне важный
белок, участвующий во множестве механизмов, поддерживающих
нормальное состояние дыхательной системы и сердца. Соединяясь с
ним, вирус SARS-CoV-2 блокирует его активность, что,
соответственно, нарушает деятельность сердечно-сосудистой системы
и делает легкие более уязвимыми к любым повреждениям.

— То есть, опасность для людей, страдающих заболеваниями
сердечно-сосудистой системы, повышена?

 — Сложно сказать так однозначно. Сейчас много разговоров по
поводу препаратов, которыми мы лечим артериальную гипертензию,
сердечную недостаточность, назначаем пациентам после больших
инфарктов. Эти препараты относятся к классу ингибиторов
ангиотензин-превращающего фермента 1 (т.н. ингибиторы АПФ) –
ближайшего «родственника» вышеуказанного
ангиотензин-превращающего фермента 2. Как было показано в
предыдущих исследованиях, использование этих лекарств приводит к
значительному увеличению количества ангиотензин-превращающего
фермента 2 на мембранах клеток. Поэтому возникло опасение, что
подобное увеличение количества «ворот», через которые вирус может
попадать в клетки, может способствовать заражению.

Интересно, что самым частым побочным эффектом приема этих
сердечных препаратов является кашель. А этот симптом сегодня
считается основным в постановке диагноза коронавирусной инфекции.

Согласно статистике, полученной из Китая, максимальная
смертность и наиболее тяжелые осложнения отмечались у людей с
артериальной гипертензией, сердечной недостаточностью, сахарным
диабетом. Это именно те состояния, в лечении которых наиболее
часто используют препараты, механизм действия которых строится
через блокаду АПФ. Вот некоторые и провели связь между приемом
препаратов и нежелательными исходами.

Естественно, тут же возник вопрос, а может, надо отменять эти
препараты? Но тут, во-первых, надо понимать, что это препараты
жизнеспасающие! Это мы знаем абсолютно точно. А то, что они могут
увеличивать возможность заражения, это всего лишь наши
предположения. Поэтому все кардиологические общества мира
выпустили соответствующие документы, в котором говорится, что
риск от отмены препаратов, содержащих ингибиторы АПФ либо
блокаторы ангиотензина 2, намного превышает риск потенциального
увеличения возможности заражения SARS-CoV-2. Это крайне важно!

— То есть, одна из причин, почему пожилые люди попали в
группу риска в связи с распространением SARS-CoV-2 – это
необходимость принимать препараты для поддержания
сердечно-сосудистой системы. Какие еще могут быть
причины?

 — Во-первых, не согласен с первым утверждением, это пока лишь
наши неподтвержденные догадки. Действительно, пожилые люди
практически поголовно принимают эти препараты, и да, это одна из
теорий, почему они больше подвержены заболеванию коронавирусом.
Но, говоря о возрасте, нужно отметить, что с количеством прожитых
лет у нас ослабевает неспецифический иммунитет. Детям иммунитет
достается от мамы через гены, плаценту и грудное молоко, поэтому
какое-то время после рождения здоровые новорожденные дети
относительно маловосприимчивы к общим инфекциям. С возрастом
такой неспецифический иммунитет потихонечку ослабевает, зато
усиливается специфический, который формируется по мере нашего
«общения» с вакцинами, патогенными бактериями, вирусами и
грибами. Тем не менее, и его активность постепенно уменьшается, и
люди становятся более восприимчивыми к внешним возбудителям. Не
обязательно каждая встреча вируса и человека заканчивается
заболеванием, но по мере того, как иммунная система дает сбои,
она «пропускает» вирусы и бактерии, давая им шанс на заражение
организма.

Бывают и врожденные особенности, защищающие от заражения –
например, крайне интересная и удивительная информация пришла из
Италии, где жители довольно большого города Феррара имеют, как
предполагается, иммунитет к коронавирусу, там очень мало
заболевших. Это связывают с тем, что в этом регионе довольно
распространено относительно редкое врожденное заболевание –
бета-талассемия, «защищающая» жителей от малярии и, вероятно, и
от коронавирусного заражения.

— Какие могут быть причины того, что сейчас
заболеваемость COVID-19 среди молодых людей растет?

 — Во-первых, это может быть связано с вредными привычками.
Вообще, многие болезни очень сильно зависят от поведения, от
образа жизни, от экологии. Более того, совсем недавно во многих
городах мира, даже в Москве, регистрировалось увеличение
заболеваемости туберкулезом среди молодого населения. Почему?
Потому что пошла мода на кальяны и на вейпы (электронные
сигареты). Все дело в том, что передача бактерий идет не из
насадки (мундштука), которую в приличных заведениях выдают
каждому гостю, а из трубки. Именно здесь и в колбе кальяна
обитают микробы. Дезинфицировать составные части кальяна в
условиях кафе или ресторана достаточно сложно. Не исключаю
аналогичного распространения и для вируса SARS-CoV-2.

Есть и американская статистика, которая показала высокую
смертность у подростков, которые курят вейпы. Было предположение,
что жидкость, которая содержится в вейпах, содержит какие-то
токсические вещества, но я лично думаю, что это просто
распространялась какая-то инфекция. Причем вейпы курят, передавая
их друг другу и ничем не дезинфицируя кончики устройств.
Возможно, коронавирус тоже нашел для себя такой путь
распространения в молодежной среде.

Еще одной причиной может быть и то, что когда из Китая стали
приходить данные, что в основном тяжело заболевают коронавирусной
инфекцией, тяжело переносят болезнь и умирают пожилые люди, их по
всему миру стали оберегать, а максимальная концентрация вируса
осталась среди молодежи. Вот вам и распространение в этой
возрастной группе.

Вирусу абсолютно все равно, ребенок перед ним или взрослый, или
пожилой человек. Он заражает всех подряд. Вот вирус сейчас и
начал циркулировать среди молодежи, которая, несмотря на
многочисленные призывы оставаться дома, совершенно
безответственно продолжала вести привычный для себя образ жизни.
Я думаю, что это и послужило тому, что молодежь стала заболевать.
А уж у кого заболевание пройдет легко, а у кого тяжело, сказать
очень трудно. В Коммунарке сейчас большинство пациентов на ИВЛ
(искусственной вентиляции легких – прим. Ред.) — это люди моложе
40 лет.

— Что-то еще влияет на рост распространения коронавируса
среди молодых людей, людей среднего возраста?

 — Могут быть совершенно разные причины, это надо понимать. Одна
из причин, наверно, и в том, что сейчас такое время года, когда у
многих обостряются аллергические заболевания, бронхиальная астма,
поллинозы. Эти заболевания ослабляют легкие, делают их более
восприимчивыми к инфекциям. Если в другое время года у больного с
астмой, к примеру, и не было бы инфицирования или тяжелого
течения заболевания, то в период аллергического обострения ход
заболевания может усложниться. У нас население очень подвержено
аллергии – из-за того, чем мы дышим, из-за того, что мы едим.

— А как насчет весеннего обострения еще и психического
состояния, усиленного сильным стрессом?

 — Абсолютно точно установлена прямая взаимосвязь между
психоэмоциональным состоянием человека и активностью его иммунной
системы. Стрессы, депрессивные настроения, плохие новости, по
телевизору или в личной жизни, — все это крайне негативно
действует на иммунную систему, перегружает сердечно-сосудистую
систему путем накопления большого количества адреналина и
кортизола – гормонов стресса. Такие люди более восприимчивы не
только к коронавирусу, они более восприимчивы к любой инфекции, у
них чаще бывает инфаркт миокарда, у них чаще развивается сахарный
диабет, язвы желудка. Человек очень сложно устроен, но, если
вдуматься, то многие вещи можно очень просто объяснить.

— Почему все-таки больше статистически среди заболевших
коронавирусом мужчин? Какие тут могут быть факторы
риска?

 — Ну, мужчины больше курят, да, у мужчин больше факторов риска,
связанных с образом жизни. Но вот ген белка АПФ2, о котором я
говорил, расположен на Х-хромосоме, которых у мужчины – одна, а у
женщин – две. Повторю, что кроме того, что АПФ2 может служить
потенциальными «воротами» для вируса, он является одним из самых
мощных факторов защиты легких при тяжелых инфекционных
заболеваниях, включая острый респираторный дистресс-синдром.
Поэтому сейчас идет исследование, когда самым тяжелым пациентам с
COVID-19 для снижения смертности внутривенно вводят рекомбинатный
человеческий АПФ2. Этот метод использовался при атипичной
пневмонии 2002—2003 годов. Такая процедура значительно улучшает
функцию легких. Так что, по идее, женщины должны бы заражаться
чаще, но переносить коронавирусную инфекцию лучше, чем мужчины.
Посмотрим, статистика все покажет.

— Может, это и есть лекарство от коронавируса?

 — От вируса, конечно же, нет. Сегодня не известно ни одного
доказанного способа специфического лечения коронавирусной
инфекции, кроме, возможно, использования антител людей, уже
переболевших вирусом, для лечения тяжелых пациентов. Этот подход
сейчас активно развивается в США, где у людей, выздоровевших от
COVID-19, берут кровь, выделяют плазму, содержащую специфические
противовирусные антитела, и вводят тяжелым пациентам с COVID-19.

Надо понимать, что наша иммунная система работает всегда. И тут
дело такое, либо она «обгонит» вирус, либо вирус «перехитрит»
иммунную систему. Когда вирусная инфекция только начинается, на
стадии кашля, например, иммунная система прекрасно распознает
коронавирус и начинает синтезировать к нему антитела, именно
поэтому у большинства пациентов иммунная система успешно убивает
вирус. Если бы было не так, то все больные бы умирали, другого
способа борьбы с вирусом просто не существует.

— Что может способствовать разработке лекарственного
препарата?

 — Только настоящая, а не мнимая, как часто бывает, наука. И
содействие регуляторных органов. В США и многих странах мира
инновационные методы лечения регистрируют за один день. Очевидно,
что пандемия закончится задолго до того, как все будет изобретено
и внедрено в реальную практику лекарство от COVID, но это
огромный задел на будущее. Мы ведь никак не застрахованы от новых
вирусов или других микробов, и нам надо понимать, как правильно
реагировать, мы должны быть готовы. И всё будет хорошо!

Источник: www.spb.kp.ru

Источник: scientificrussia.ru